ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ

Анализ правонарушений на судебном процессе  адвоката

Ялчина Иманова


Гянджинский Апелляционный Суд, Админстративно-Экономическая Коллегия

Дело №2-1(104)-281/2018

17 апреля 2018 года

Председательствующий судья: Рахман Мурадов
Судьи: Адиль МамедовЧингиз Мамедов

Истец: Президиум Коллегии Адвокатов Азербайджанской Республики
Ответчик: Ялчин Иманов

Ялчин Иманов с 2007 года являлся членом Коллегии Адвокатов Азербайджанской
Республики и  выступал адвокатом, защищал многих активистов политических партий ,
активистов гражданского общества, журналистов, а также верующих, выступающих с
резкой критикой правительства.
В августе 2017 года один из подзащитных Иманова политзаключенный Аббас Гусейнов,
проходящий по делу «Нардаран-1» и осужденный судом на 20 лет лишения свободы, был
подвержен жестоким пыткам в Гобустанской тюрьме закрытого типа. Адвокат
засвидетельствовал следы пыток на его теле и официально обратился в соответствующие
структуры, в том числе в суд, с жалобами и просьбами о расследовании фактов пыток.
Одновременно адвокат сообщил об этом в СМИ. Пресса широко осветила все сказанное им,
так как судебные процессы по так называемым «Нардаранским делам» (их было четыре)
вызывали большой общественный интерес. Адвокат в подробностях описал методы пыток,
а также рассказал об обращениях в суд, которые направил в связи с фактами пыток.
6 августа 2017 года в знак протеста против пыток родственники политзаключенных
собрались около здания Гобустанской тюрьмы и потребовали встречи с начальником
тюрьмы  полковником Афтандилем Агаевым. Однако в тот период А.Агаев находился в
отпуске, а исполняющим обязанности был назначен полковник юстиции Огтай Мамедов.
После долгих ожиданий родственники заключенных встретились с О. Мамедовым и
выразили ему свое беспокойство. Вскоре после этого трое из родственников пришли к
зданию Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики,
где также потребовали встречи с руководством структуры.
Однако О.Мамедов обратился в Дисциплинарную Комиссию Коллегии Адвокатов с
заявлением о том, что сведения о пытках, которые распространил адвокат, не
соответствуют действительности, а его действия направлены «на дестабилизацию
ситуации в стране и на подстрекательство своих подзащитных к распространению ложных
сведений». О.Мамедов обвинил адвоката в том, что именно он был инициатором акции
протеста родственников заключенных. В своем заявлении он просил принять меры в
отношении «неугодного» адвоката.

Также начальник Пенитенциарной службы Министерства Юстиции. генерал-майор
юстиции Джейхун Гасанов обратился в Коллегию адвокатов, призвав наказать адвоката
Ялчина Иманова, обвинив его «в нарушении общественной стабильности».

20 ноября 2017 года Дисциплинарная Комиссия Коллегии Адвокатов приняла решение о
приостановлении адвокатской деятельности Ялчина Иманова.
Президиум Коллегии Адвокатов обратился в суд с исковым заявлением об исключении
адвоката Я.Иманова из Коллегии. Я. Иманов в свою очередь подал встречный иск против
Коллегии Адвокатов об аннулировании решения о приостановлении его деятельности.
Я.Иманов также обратился к суду с ходатайством о том, что иск Коллегии подан с
нарушением подсудности.
Определением Гянджинского Административно-Экономического Суда под номером 2-1
(83)-339/2017 от 21 февраля 2018 года ходатайство Я.Иманова не было удовлетворено.
Адвокат, не согласившись с данным определением, обратился в суд апелляционной
инстанции с просьбой об аннулировании определения.
Гянджинский Апелляционный Суд вынес определение под номером 2-1(104)-281/2018 от
17 апреля 2018 года об отказе в удовлетворении апелляционной жалобы и оставил
определения суда первой инстанции в силе.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное определение является незаконным и необоснованным. Суд апелляционной
инстанции не выразил своего отношения к доводам жалобы Ялчина Иманова. Доводы
жалобы суд назвал «безосновательными и формальными предположениями».Следует
отметить, что в связи с подобными делами нет единой судебной практики. Несколько
подобных споров, связанных с исключением членов коллегии, рассматривались судами
общей юрисдикции, то есть районными судами, а административные суды отказывали в
рассмотрении.
Одним из примеров можно привести решение Бакинского Административно-
Экономического Суда №1 от 22 января 2018 года в отношении исключения из Коллегии
Адвокатов адвоката Фахраддина Мехтиева. В данном решении указывалось, что Коллегия
Адвокатов не является административным органом, иск был признан неприемлемым в
виду того, что этот вопрос является вопросом общей направленности, поэтому должен
рассматриваться судом общей юрисдикции.
В соответствии со статьей 22(VIII) Закона Азербайджанской Республики «Об адвокатах и
адвокатской деятельности» Коллегия Адвокатов не может прекратить деятельность
адвоката самостоятельно. Для этого следует обратиться в суд. Этот порядок говорит о
равноправии сторон.
Если Коллегия Адвокатов не может самостоятельно прекратить деятельность адвоката, это
означает то, что отношения между Коллегией и адвокатом являются отношениями личного
характера, которые решает суд.

В пункте 4 Постановления №4 Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О
судебной подсудности споров, возникших из административных и гражданско-правовых
отношений» говорится, что при рассмотрении подобных споров должно учитываться то,
является ли сторона спора административным органом.

Согласно статье 2.0.1. Закона Азербайджанской Республики «Об административном
производстве», административные органы - это соответствующие органы исполнительной
власти Азербайджанской Республики, их местные и другие структуры, муниципалитеты, а
также какое-либо физическое или юридическое лицо, имеющее полномочия принимать
административный акт.

Статья 2.0.2. Закона гласит: «Административный акт - решение, распоряжение, либо
властная мера иного характера, принятая административным органом в целях
урегулирования, либо решения определенного (конкретного) вопроса в общеправовой
(публичной) сфере и порождающая определенные юридические последствия для
физического либо юридического лица (лиц), которому (которым) она адресована».

В статье 2.0.6 Закона указано, что «административное производство - принятие,
исполнение, изменение либо отмена административного акта на основании обращения
физических либо юридических лиц или по собственной инициативе административных
органов, а также деятельность по рассмотрению административных жалоб, осуществляемая
соответствующими административными органами в пределах процедурных правил,
установленных настоящим Законом.»

В статье 3.1. Закона говорится: «Положения настоящего Закона применяются к
деятельности органов, определяемых (классифицируемых) законодательством
Азербайджанской Республики в качестве административных органов».

В постановлении Кабинета Министров Азербайджанской Республики №136 от 28 августа
2007 года, в котором утверждается классификация административных органов, Коллегии
Адвокатов нет.

В статье 9(I) Закона «Об адвокатах и адвокатской деятельности» говорится о том, что
Коллегия Адвокатов является негосударственной структурой.
Кроме того, согласно статье 2 Административно-Процессуального Кодекса
Азербайджанской Республики в административном порядке рассматриваются следующие
споры:
· 2.2.1. иски об оспаривании (отмене или изменении) административного акта,
принятого административным органом в отношении прав и обязанностей лица (иск
об оспаривании);
· 2.2.2. иски о возложении на административный орган соответствующего
обязательства, связанного с вынесением административного акта, и иски о защите
от бездействия административного органа (иски о принуждении);
· 2.2.3. иски о совершении административным органом определенных действий, не
связанных с вынесением административного акта (иски об исполнении
обязательства);
· 2.2.4. иски о защите от незаконного вмешательства, не связанного с вынесением
административного акта административным органом и непосредственно
нарушающего права и свободы лица (иски о воздержании от совершения
определенных действий);
· 2.2.5. иски о наличии или отсутствии административно-правового отношения, а
также о признании административного акта недействительным (иски об
установлении или признании);
· 2.2.6. иски о проверке соответствия закону актов нормативного характера, за
исключением вопросов, отнесенных к полномочиям Конституционного суда
Азербайджанской Республики (иски о соответствии закону);
· 2.2.7. иски по имущественным требованиям, связанным с решением
административных споров, а также по требованиям об оплате компенсации за
ущерб, причиненный незаконными решениями (административными актами) или
действиями (бездействием) административных органов;
· 2.2.8. иски муниципалитетов против действий органов административного
контроля или органов административного контроля против муниципалитетов.
Как видно из перечисленных пунктов статьи,  спор  между Коллегией Адвокатов и
адвокатом невозможно отнести к какому-либо из перечисленных пунктов.

Даже если  рассматривать иск Коллегии Адвокатов как административный, то он как
минимум должен быть подан по месту жительства ответчика, то есть в Сумгаитский
Административный Суд, но никак не в Гянджинский.
Иски об оспаривании рассматриваются судом по месту нахождения административного
органа, принявшего оспариваемый административный акт. В случае если
административный акт вынесен административным органом, полномочия которого
охватывают территорию, на которую распространяется юрисдикция более чем одного суда,
иски против данных административных актов рассматриваются судом по месту жительства
или месту нахождения лица, права (охраняемые законом интересы) которого затронуты.

Таким образом, если считать иск административным, то он должен был быть подан либо
по месту нахождения Коллегии Адвокатов, то есть в Бакинский Административно-
Экономический Суд №1, либо по месту проживания ответчика, а именно в Сумгаитский
Административный Суд.
Как видно из вышеописанного, Коллегия Адвокатов неверно подала иск, нарушив при
этом нормы, регулирующие подсудность.
Гянджинский Апелляционный Суд
отклонил жалобу адвоката Ялчина Иманова