ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ
Апелляционный Суд оставил 18 невиновных
людей в заключении

Анализ правонарушений на суде по Нардаранскому делу.



Бакинский Апелляционный Суд, Уголовная Коллегия

Дело № 1 (101)-102/2017
20 июля 2017 года
Председательствующий судья :
Амир Байрамов
Судьи:
Вугар Мамедов, Афлатун Гасымов
Государственный обвинитель: Джейхун Будагов

Обвиняемые: Талех Багиров, Аббас Гусейнов, Фуад Гахраманлы, Джаббар Джаббаров, Расим Джабраилов, Шамиль Абдулалиев, Закир Мустафаев, Джахад Бабакишизаде, Аббас Гулиев, Ибрагим Худавердиев, Этибар Исмайлов, Бахруз Гулиев, Али Нуриев, Алибала Велиев, Фархад Балаев, Аббас Тагиев, Рамин Ярыев, Агиль Гулиев

Защитники: Ялчин Иманов, Зибейда Садыгова, Эльчин Садыгов, Фариз Намазлы, Фахраддин Мехтиев, Джавад Джавадов, Немет Керимли

Поселок Нардаран, который находится в 40 км от Баку, отличается низким уровнем жизни жителей и острой проблемой безработицы. Именно в Нардаране находится одна из почитаемых шиитами Кавказа мечетей, основанная в VIII веке. Нардаран отличается от других бакинских сел своей религиозностью. В 2000, 2002 и 2006 годах жители поселка проводили мирные акции протеста с социально-экономическими требованиями. В июне 2002 г . полиция провела в поселке военную операцию в результате которой 28 человек получили ранения, один погиб. 23 человека были приговорены к различным срокам заключения по сфальсифицированным обвинениям в шпионаже в пользу Ирана, попытке насильственной смены власти и др. Однако в результате активной работы правозащитников никто из осужденных не остался в заключении после 2005г

26 ноября 2015 г. в Нардаране была проведена очередная полицейская операция. Вооруженные автоматами полицейские вошли в село и открыли шквальный огонь. В результате погибло 6 человек, из них двое сотрудники полиции. Десятки граждан были арестованы.

МВД и Генеральная Прокуратура выступили с совместным заявлением, в котором объясняли применение огнестрельного оружия против жителей села, как операцию необходимую для обезвреживания преступной вооруженной группировки, которая функционировала под религиозным прикрытием, планировала массовые беспорядки, террористические акты и дестабилизацию общественно-политической обстановки в республике.

С 19 июля 2016 г. по 25 января 2017 г. в Бакинском суде по тяжким преступлениям начался процесс над 18 обвиняемыми по «Нардаранскому делу». Среди них лидер движения «Мусульманское Единство» Талех Багиров, члены движения Аббас Гусейнов, Расим Джабраилов и другие, а также и заместитель председателя оппозиционной партии НФА Фуад Гахраманлы, которого обвинили в антигосударственных призывах, в призывах к массовым беспорядкам.
В ходе судебного процесса в суде первой инстанции все обвиняемые свидетельствовали, что и двое полицейских и четверо жителей Нардарана были убиты именно сотрудниками полиции. Причем жители поселка были забиты полицейскими насмерть уже после задержания. Семеро обвиняемых заявили, что 26 ноября 2015 г. были ранены, а пули до сих пор находятся в их телах….
Члены движения «Мусульманское Единство» рассказали о жесточайших пытках, которым они были подвергнуты в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД, привели убедительные доказательства грубого нарушения сотрудниками полиции законодательства АР, норм международного права.


Талех Багиров показал, что его, избивая, заставляли дать показания против лидера оппозиционной партии Народный Фронт Азербайджана Али Керемли и председателя Национального Совета демократических сил Джамиля Гасанлы.
Обвиняемые назвали имена сотрудников МВД, пытавших их. В их числе -
старший оперативный инспектор по особо важным делам ГУБОП МВД Ислам Агабеков, начальник ГУБОП генерал-майор Сейфулла Азимов, оперуполномоченный Управления Шахлар Джафаров (это имя называли все обвиняемые), начальник Антитеррористического центра ГУБОП Керим Алимарданов (это имя также называли все обвиняемые).

В ходе судебного процесса в Бакинском суде по тяжким преступлениям обвиняемые отказались от первичных показаний, данных на следствии, указав, что дали показания под пытками. Обвиняемый Аббас Гулиев в суде первой инстанции показал, что его систематически избивали сотрудники ГУБОП, он дважды пытался покончить с собой: первый раз была попытка повеситься, второй - вскрыть себе вены. Этибару Гусейнову в результате избиений были сломаны 3 зуба. Ибрагим Худавердиев показал, что не умеет читать и писать латинским шрифтом, признательные показания он подписал путем обмана. Джаббар Джаббаров показал, что пытали его сотрудники ГУБОП Керим Алимарданов, Шахлар Джафаров и Ибрагим Казымов по прозвищу «Шрек». Он показал, что в его доме, в который ворвались полицейские, не было оружия, из дома никто не стрелял. Стреляли только полицейские.

Агиль Исмайлов показал, что страдает астигматизмом и черепно-мозговым давлением, по этой причине не служил в рядах национальной армии, он никогда не видел оружия и не знает, как его использовать. Работал парикмахером. В интернете видел выступления Талеха Багирова и хотел увидеть его воочию. Поэтому он приехал в Нардаран на мероприятие, в котором участвовал Багиров.

Отдельно следует описать зал заседания, в котором проходил процесс в Бакинском Суде по тяжким преступлениям. В зале примерно на 50-60 человек всегда присутствовали сотрудники отряда особого назначения и весь состав судебных надзирателей. Перед началом процесса всех посетителей тщательно осматривали металлоискателем, проверялось содержимое дамских сумок, удостоверения личности присутствующих, а телефоны изымались. Точно также был организован судебный процесс в Бакинском Апелляционном Суде .

25 января 2017 года Бакинский Суд по тяжким преступлениям (председательствующий
Аловсат Аббасов, судьи Эльдар Микаилов, Махмуд Агаларов) признал всех обвиняемых виновными в совершении нижеуказанных преступлений:
· Талех Багиров : статьи
120.2.1 - убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией); 120.2.3 - убийство потерпевшего или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; 120.2.4 - убийство, совершенное с особой жестокостью или общеопасным способом; 120.2.7 - убийство двух или более лиц; 120.2.12 - убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды; 29, 120.2.3 - попытка убийства потерпевшего или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; 29, 120.2.4 - попытка убийства, совершенное с особой жестокостью или общеопасным способом; 29, 120.2.7 - попытка убийства двух или более лиц; 29, 120.2.12 - попытка убийства по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды; 28, 214.2.1 - подготовка терроризма группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией); 28, 214.2.3 - попытка терроризма с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия; 214-2 - публичные призывы к терроризму; 220.2 - призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами; 228.3 - незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой; 228.4 - незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе холодного метательного оружия, за исключением тех местностей, где ношение холодного оружия является принадлежностью национального костюма или связано с охотничьим промыслом; 278 - насильственный захват власти или насильственное удержание власти; 279.1 - создание не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп, а также участие в их создании и деятельности, снабжение их оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, военной техникой или воинским снаряжением; 281.2 - публичные призывы, направленные против государства, совершенные неоднократно или группой лиц; 283.2.3 - действия, направленные на возбуждение национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды, унижение национального достоинства, а равно действия, направленные на ограничение прав граждан, либо установление превосходства граждан по признаку их национальной или расовой, социальной принадлежности, отношения к религии, если эти деяния совершены публично, в том числе с использованием средств массовой информации, совершенные организованной группой; 315.2 - сопротивление представителю власти, выполняющему свои служебные обязанности, с применения насилия Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР);
· Аббас Гусейнов -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 233; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Джаббар Джаббаров -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Расим Джабраилов -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Агиль Исмайлов -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Бахруз Аскеров -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Али Нуриев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Алибаба Велиев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Этибар Исмайлов -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Шамиль Абдулалиев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Джахад Бабакишизаде -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Аббас Гулиев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Аббас Тагизаде -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Фархад Балаев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Закир Мустафаев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Ибрагим Худавердиев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Рамин Ярыев -
120.2.1; 120.2.3; 120.2.4; 120.2.7; 120.2.12; 29, 120.2.1; 29, 120.2.3; 29, 120.2.4; 29, 120.2.7; 29, 120.2.12; 28, 214.2.1; 28, 214.2.3; 214-2; 220.2; 228.3; 228.4; 278; 279.1; 281.2; 283.2.3 и 315.2 УК АР;
· Фуад Гахраманлы - статьи
220.2; 281.2 и 283.2.1 (действия, направленные на возбуждение национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды, унижение национального достоинства, а равно действия, направленные на ограничение прав граждан, либо установление превосходства граждан по признаку их национальной или расовой, социальной принадлежности, отношения к религии, если эти деяния совершены публично, в том числе с использованием средств массовой информации) УК АР.

Бакинский Суд по тяжким преступлениям 25 января 2017 г. приговорил обвиняемых к следующим срокам лишения свободы:
· Талех Багиров - к 20 годам лишения свободы, 7 лет из которых он проведет в Гобустанской тюрьме закрытого типа, остальную часть наказания в колонии строгого режима;
· Аббас Гусейнов - к 20 годам лишения свободы, 7 лет из которых он проведет в Гобустанской тюрьме закрытого типа, остальную часть наказания в колонии строгого режима;
· Джаббар Джаббаров - к 19 годам лишения свободы, 5 лет из которых он проведет в Гобустанской тюрьме закрытого типа, остальную часть наказания в колонии строгого режима;
· Расим Джабраилов - к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Агиль Исмайлов - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Бахраз Аскеров - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Али Нуриев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Алибаба Велиев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Этибар Исмайлов - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Шамиль Абдулалиев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Джахад Бабакишизаде - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Аббас Гулиев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Аббас Тагизаде - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Фархад Балаев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Закир Мустафаев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Ибрагим Худавердиев - к 14 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима;
· Рамин Ярыев - к 10 годам лишения свободы в колонии общего режима;
· Фуад Гахраманлы - к 10 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Защита и обвиняемые не согласились с приговором и подали апелляционную жалобу. В апелляционной жалобе защита просила суд: вынести оправдательный приговор в отношении всех обвиняемых. В апелляционной жалобе защита также просила вынести особое определение в отношении сотрудников ГУБОП МВД Керима Алимарданова, Шахлара Джафарова, Ислама Агабекова, Ибрагима Казымова, применивших пытки к обвиняемым; признать нарушенными статью 3 (запрещение пыток и бесчеловечного обращения) и статью 6(2) (право на презумпцию невиновности) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, а также вынести особое определение в отношении лиц, оказывавших физическое и психологическое давление на свидетелей - начальника отдела ГУБОП МВД Керима Алимарданова, оперуполномоченного ГУБОП Ислама Агабекова, начальника Управления полиции Сабунчинского района города Баку Эльдара Ильясова, его заместителя Шаига Алиева, начальника 42-го отделения полиции Управления полиции Сабунчинского района Тархана Ахмедова. В апелляционной жалобе защита также просила вынести особое определение в отношении главы пресс-службы Генеральной прокуратуры Эльдара Султанова, бывшего главы пресс-службы МВД Садика Гезалова за нарушение ими презумпции невиновности в совместном заявлении Генеральной Прокуратуры и МВД об операции в поселке Нардаран, в котором обвиняемые были названы преступниками до вынесения приговора.

На подготовительном заседании в Бакинском Апелляционном суде адвокаты заявили, что подали замечания на протоколы суда первой инстанции. По этой причине заседание было отложено. Следующее заседание началось с подачи ходатайств защиты. Первое ходатайство касалось изменения меры пресечения в виде ареста на альтернативные меры, не связанные с арестом. Затем защита обратилась к суду с ходатайством о том, чтобы подсудимые были усажены рядом с адвокатами для более эффективного осуществления права на защиту. Однако оба ходатайства были отклонены судом.

Судебная коллегия рассмотрела дело без проведения судебного следствия. Защита выступила с речью, в которой указала на массовые нарушения национального и международного законодательства. Затем было дано слово обвиняемым.

Председательствующий судья заявил обвиняемым, что они могут только дополнить выступления своих адвокатов, говорить только по существу и ничего лишнего. Это вызвало возмущение и бурный протест обвиняемых. Они просили дать время для выступлений. Председательствующий судья согласился. Однако, как только Талех Багиров и другие обвиняемые в своих выступлениях затрагивали политическую сторону дела, судья останавливал выступление. Подсудимый Фуад Гахраманлы сказал, что закон не ограничивает обвиняемых в выступлении. Несмотря на протесты со стороны обвиняемых, судья не дал возможности им высказаться. В знак протеста обвиняемые закидали судебную коллегию и прокурора пластиковыми бутылками из-под воды. В зал вошли сотрудники отряда специального назначения.

Председательствующий приостановил заседание. Все присутствующие в срочном порядке были удалены из зала.

В этот же день, 20 июля 2017 года, без присутствия обвиняемых и адвокатов, было объявлено решение суда. Судебная коллегия не удовлетворила апелляционные жалобы и оставила в силе приговор Бакинского Суда по тяжким преступлениям от 25 января 2017 г.

Перед переводом Талеха Багирова и Аббаса Гусейнова в Гобустанскую тюрьму они были помещены в штрафной изолятор (карцер) в Бакинском Следственном Изоляторе. После их перевода в Гобустанскую тюрьму они оба сразу были помещены в штрафной изолятор на 7 суток, где подверглись избиениям со стороны сотрудников тюрьмы. К ним не допускали ни адвокатов, ни членов семьи. Им не разрешалось пользоваться телефоном. Близкие избитых осужденных сообщили прессе о том, что состояние Т.Багирова и А.Гусейнова тяжелое. Утром 6 августа 2017 г., близкие и друзья избитых осужденных провели акцию протеста около Гобустанской тюрьмы. Они встретились с начальником Пенитенциарной службы Министерства Юстиции Джейхуном Гасановым, который пообещал, что Т.Багиров вечером позвонит домой. 7 августа супруга Багирова Лейла Исмаилзаде подтвердила , что муж действительно позвонил домой в тот же вечер и сообщил, что сейчас его состояние удовлетворительное, а состояние Аббаса Гусейнова тяжелое. Адвокат смог встретиться с Аббасом Гусейновым только 8 августа 2017 г., спустя несколько дней после избиения. Гусейнов сообщил адвокату, что его били и пытали лично начальник Гобустанской тюрьмы Афтандил Агаев, его заместитель Эмин Джафаров, сотрудники тюрьмы Илькин Ахундов, Намиг Агаев, а также Ровшан и Игбал, фамилии которых он не знает. Он сказал, что был помещен на 7 дней в карцер в Бакинском Следственном Изоляторе после произошедшего в зале Бакинского Апелляционного Суда 20 июля 2017 года. Через 2 дня, 22 июля 2017 года, был переведен в Гобустанскую тюрьму вместе с другим осужденным Джаббаром Джаббаровым: «После дневного намаза нас привезли в Гобустан. Не успев поздороваться, мне и Джаббару заковали руки наручниками сзади и, уложив на пол вниз лицом, стали тащить по полу. Там были я, Джаббар и какой-то другой заключенный. Нас поставили лицом к стене и в такой жаркий день держали лицом к стене. Когда я заявил о наших правах, они ответили «Это Гобустан». Затем сотрудник тюрьмы по имени Ровшан сказал: «Этот много говорит, объясните ему». Другой сотрудник Ахундов Ильвин Руслан оглы наносил мне удары дубинкой по спине. После избиения дубинкой меня поместили в карцер».

По свидетельству А.Гусейнова, несмотря на то, что срок нахождения в карцере заканчивался 25 июля, его продержали там до 29 июля. «В карцере ужасные условия, везде бегают черви, они даже в унитазе сверху донизу, там ужасная антисанитария, простыня черная от грязи. Я попросил надзирателя принести маленький кусок чистой бумаги для намаза, но мне в этом отказали». Аббас Гусейнов рассказал адвокату, что 25 июля сотрудник тюрьмы майор
Намиг Гулиев бил его кулаками в область живота и в челюсть: «Не делай так, чтобы с тобой обращались по-другому, засыпали тебя песком, дубинка неотъемлемый друг заключенного»,- процитировал майора Гусейнов. Как рассказал Гусейнов, он заявил майору, что буду жаловаться на его незаконные действия, на что майор Н.Гулиев ответил : «Куда хочешь, туда и жалуйся». «Они составили акт о том, что я, якобы, оскорбил сотрудников тюрьмы»- рассказал Гусейнов адвокату.

Комментарий юриста-эксперта:


Судебное решение Бакинского Апелляционного суда является незаконным и необоснованным. Ведение предварительного и судебного следствия проводилось с тотальными грубейшими нарушениями национального и международного законодательства. Ко всем обвиняемым применялись пытки психологического и физического характера. В момент задержания Рамин Ярыев был несовершеннолетним. При его допросе не присутствовали его законные представители, что противоречит соответствующей норме Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Азербайджана .

В соответствии с требованиями статьи 432.5 УПК АР, в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.

Педагог или психолог вправе с разрешения прокурора, следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. В некоторых случаях без приглашения специалиста следователь не сможет выбрать правильную тактику проведения допроса. Неверно выбранный в зависимости от типа личности подростка жесткий или благодушный тон могут оказать негативное воздействие на весь процесс расследования в будущем, поскольку первый контакт зачастую является основой будущего взаимодействия с подростком.

В статье 429 УПК АР
указываются обстоятельства, подлежащие установлению во время производства в отношении несовершеннолетних:
429.0. Во время производства в отношении несовершеннолетних, помимо обстоятельств, подлежащих установлению по совершенному преступлению, должны быть установлены:
429.0.1. возраст несовершеннолетнего (год, месяц, число рождения);
429.0.2. условия жизни и воспитания несовершеннолетнего;
429.0.3. уровень физического, интеллектуального и умственного развития несовершеннолетнего;
429.0.4. при наличии других участников в преступлении, совершенном несовершеннолетним, - возможность выделения производства по уголовному делу в его отношении.

Р.Ярыев в суде показал, что
к нему были применены пытки с целью получения признательных показаний, хотя согласно статье 432.4.2. УПК АР несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый имеет право на отказ от дачи показаний.
Рамин Ярыев не мог читать и писать, о его задержании в течение нескольких дней не сообщали семье, ему был выбран адвокат за счет государства, участие которого в следственных действиях носило формальный характер.

Все обвиняемые дали показания в период следствия под пытками. Суды приняли во внимание признательные показания обвиняемых, данных на следствии. Они не расследовали причины противоречия в показаниях обвиняемых на следствии и суде и приняли за основу первичные показания.

Согласно статье 33.1. УПК АР, «судьи при осуществлении уголовного судопроизводства оценивают доказательства, собранные по уголовному делу, на основе требований настоящего Кодекса». Статья 125 УПК АР : «125.2. Недопустимо принятие в виде доказательств по уголовному делу сведений, документов и вещей, полученных:
125.2.1. с лишением или ограничением участников уголовного процесса их гарантируемых законом прав, в нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина либо иных требований настоящего Кодекса, что должно или может повлиять на действительность этих доказательств;
125.2.2. с применением насилия, угрозы, обмана, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унизительных действий».

В отношении заместителя Партии Народный Фронт Азербайджана Фуада Гахраманлы была нарушена статья 10(1) Европейской Конвенции по защите прав и основных свобод, согласно которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Напомним, что Фуад Гахраманлы был арестован из-за опубликованного в социальной сети Facebook статуса, в котором выразил свое отношению к событиям в Нардаране. Он является политическим деятелем и политологом и регулярно выражает свое мнение в связи с происходящими в стране событиями.

Статья 10.1. УПК АР гласит: «Суды и участники уголовного процесса должны строго соблюдать положения Конституции Азербайджанской Республики, настоящего Кодекса, других законов Азербайджанской Республики, а также международных договоров с участием Азербайджанской Республики».

Раненым в ходе полицейской операции 26 ноября 2015 г.- Бахруз Аскеров, Джахад Бабакишизаде, Шамиль Абдулалиев не была оказана медицинская помощь, в их телах оставались пули и в течение следствия, и в течение судебных процессов, и после. Не была оказана медицинская помощь и после пыток в отношении всех подследственных. Только к Фуаду Гахраманлы не были применены физические пытки. Он был подвергнут психологическому давлению.

Европейские Пенитенциарные Правила говорят о том, что надзор за физическим и психическим здоровьем заключенных возлагается на врача, который производит осмотр всех больных заключенных в условиях и с соблюдением периодичности, которые предусматриваются больничными нормами, также осматривает всех тех, кто заявляет о заболевании или травме, и тех, кто требует особого внимания (пункт 30.1.).

В случае с подследственными по «Нардаранскому делу» все они при задержании получили телесные повреждения. Это подтверждается заключениями судебно-медицинской экспертизы. Так, на основании заключения экспертизы от 14 декабря 2015 года, у Талеха Багирова были повреждения на лбу, левом виске, кровоподтеки под обоими глазами, разбитая кровоточащая верхняя губа, опухоль носа, повреждения на шее, задней лопатке, левой ноги, кровоподтеки левого запястья и другие.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 30 ноября 2015 г., были подтверждены повреждения на теле Аббаса Гусейнова. Согласно заключению от 27 ноября 2015 г., были подтверждены повреждения на теле Расима Джабраилова, Бахруза Аскерова, Джахада Бабакишизаде, Шамиля Абдуллаева. Согласно заключению от 30 ноября 2015 г. - повреждения на теле Алибабы Велиева, Али Нуриева, Агиля Исмайлова, Аббаса Гулиева. Согласно заключению от 8 декабря 2015 г. - повреждения на теле Джаббара Джаббарова, несовершеннолетнего Рамина Ярыева, Этибара Исмайлова. Согласно заключению от 10 декабря 2015 г.- повреждения на теле Ибрагима Худавердиева, согласно заключению от 11 декабря 2015 г. -повреждения на теле Аббаса Тагизаде, Фархада Балаева. Во время судебного заседания в суде первой инстанции защита подала повторное ходатайство о том, что все обвиняемые в период содержания в ГУБОП МВД подвергались пыткам, которое было удовлетворено судом.

Правоту стороны защиты и заявлений обвиняемых подтвердило судебно-медицинское заключение от 26 августа 2016 года, в котором также были перечислены телесные повреждения обвиняемых, которые были нанесены им во время их задержания.

Всех задержанных в поселке Нардаран 26 ноября 2015 г. бросали в грузовые машины по перевозке мебели. Те, кто скончался от пулевых ранений или от побоев оставались в машинах вместе с ранеными. Трупы и раненные лежали друг на друге, их кровь перемешалась, что было подтверждено заключением комплексной судебно-биологической и судебно-криминалистической экспертизы от 3 мая 2016 года.

Согласно статье 12.1. УПК АР, органы, осуществляющие уголовный процесс, обязаны обеспечивать соблюдение закрепленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина для всех лиц, принимающих участие в уголовном процессе. В статье 12.5. УПК АР говорится: «Запрещается использовать в ходе уголовного преследования способы и средства, ставящие под угрозу жизнь и здоровье людей или окружающую среду». Согласно статье 13.1. УПК АР, запрещается принятие постановлений или допущение действий, которые задевают честь и достоинство человека, унижают или оскорбляют его либо могут поставить под угрозу жизнь и здоровье лиц, принимающих участие в уголовном процессе. Согласно статье 13.2.1. УПК АР: « В ходе уголовного процесса никто не может быть подвергнут обращению и наказанию, унижающему человеческое достоинство».

Все перечисленные статьи УПК АР были грубо нарушены в ходе задержания, в период следствия и судебного процесса по Нардаранскому делу.
В ходе задержания и предварительного следствия был нарушен принцип неприкосновенности личности. Так, согласно статье 15.2. УПК АР, в ходе уголовного преследования запрещаются:

15.2.1. пытки, использование физического и психического насилия, в том числе медицинских препаратов, подвергание голоду, гипнозу, лишение медицинской помощи, применение иного жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения и наказания;
……
15.2.3. получение показаний у потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а также других участвующих в уголовном процессе лиц путем насилия, угрозы, обмана и с применением иных незаконных действий, нарушающих их права.

Пытки и бесчеловечное обращение запрещает статья 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. В ней говорится: «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Все статьи Европейской Конвенции имеют исключения и ограничения, кроме статьи 3. Ни при каких условиях применение пыток не может быть оправданным.

Многочисленные прецеденты Европейского Суда по правам человека запрещают пытки и бесчеловечное отношение и возлагают за это ответственность на государство. Европейский Суд считает необходимым подчеркнуть, что государство несет ответственность за каждое лицо, содержащееся под стражей, поскольку последнее, находясь во власти государственных служащих, является уязвимым, и власти должны его защитить (постановление Европейского Суда по делу "Городничев против России" от 24 мая 2007 года)
http://echr.ru/documents/doc/2465023/2465023-001.htm
http://www.bailii.org/eu/cases/ECHR/2007/1210.html 

Анализ судебного процесса показал, что ни в ходе суда в Бакинском суде по тяжким преступлениям, ни в Бакинском Апелляционном суде, продолжавшимся только один день -20 июля 2017 г и проведенный без судебного следствия, не была доказана вина обвиняемых в тех тяжких преступлениях, которые им были предъявлены и по которым им вынесли столь длительные сроки заключения.

На судебных процессах над Талехом Багировым и другими 17 обвиняемыми были приведены многочисленные доказательства использования пыток и бесчеловечного обращения в отношении всех подсудимых, которые носили и носят систематический характер, и продолжаются и после вынесения приговора в заключении.

Талех Багиров
Фуад Гахраманлы
Аббас Гусейнов
+  еще 15  человек