ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ
Суд отклонил жалобу Мехмана Гусейнова о пытках

Анализ правонарушений при рассмотрении жалобы о пытках Мехмана Гусейнова



Сабаильский районный суд г.Баку.

Дело № 6(009)-24/2017
28 марта 2017 года
Председательствующий судья : Айтен Алиева
Следователь Прокуратуры города Баку: Хафиз Алиев
Прокурор Прокуратуры города Баку: Ровшан Аллахвердиев
Подавший жалобу: Мехман Гусейнов
Адвокаты: Эльчин Садыгов, Шахла Гумбатова, Фуад Агаев


9 января 2017 г. приблизительнов 19.40-19.45 председатель Института Свободы и Безопасности Репортеров  Мехман Гусейнов и его четверо друзей Самир Асадли, Ульви Гасанли, Месуд Аскер, Эльчин Шарифзаде  находились в центре города Баку, на пересечении улиц Ази Асланова и братьев Мардановых. Мехман Гусейнов отошел от друзей, чтобы переговорить по мобильному телефону. Неожиданно
он увидел высокопоставленное лицо, сотрудника Главного управления полиции города Баку, который недавно вызывал М.Гусейнова в Главное Управление полиции  и требовал чтобы Гусейнов прекратил свои журналистские расследования. В это время на него напали 5-6 человек в гражданской форме. Он начал кричать и звать на помощь. В этот момент к вене на его ноге был применен электрошок, М.Гусейнов упал на землю, поранив руки и колени. После этого ему закрыли рот и глаза тряпкой, на голову надели мешок и посадили в машину. Около часа полицейская машина находилась в пути. Хотя расстояние до ближайшего Управления полиции Насиминского района г.Баку не более 10 минут. В машине его везли со связанным ртом, закрытыми глазами,  с опущенной головой. Это положение затрудняло его дыхание. По словам М.Гусейнова, люди, находившиеся с ним в машине, обсуждали и решали, куда его отвезти: в Управление по борьбе с организованной преступностью или в Управление полиции города Баку. Машина останавливалась несколько раз. В конце М.Гусейнова привезли в Управление полиции Насиминского района, где его еще долго держали вниз головой с закрытым ртом. Его привели в кабинет заместителя начальника Управления, где ему открыли глаза и вытащили изо рта тряпку. Однако М.Гусейнов потерял сознание, его отнесли в другой кабинет, привели в чувство и вернули обратно в кабинет к заместителю начальника. Когда Гусейнов снова потерял сознание, дали приказ вызвать «Скорую помощь». Врачи «Скорой помощи», приехав на место вызова, сделали Гусейнову две снотворные инъекции, под действием которых он проспал до утра. С момента его задержания /похищения 9 января 2017 года до привоза его в Насиминский районный суд 10 января 2017 года ни его родителям, ни адвокату не дали какой-либо информации вообще о Гусейнове.

Друзья М. Гусейнова сообщили о его исчезновении в службу 102 (служба вызова полиции), подали заявление в 22-е отделение полиции  Насиминского района г.Баку. Мехман находился в Управлении полиции этого района
, однако полицейские заявили, что не владеют информацией о нем.

10 января адвокатам Гусейнова сообщили о том, что он находится в Управлении полиции Насиминского района. М.Гусейнова привезли в Насиминский районный суд, где он был признан виновным в совершении административного правонарушения по статье неподчинение законному требованию сотрудников полиции и оштрафован на 200 манат. В суде М.Гусейнов рассказал о пытках и плохом обращении.

12 января 2017 г. судья Насиминского районного суда Бабек Панахов направил письмо в Прокуратуру города Баку о проверке информации в жалобе по поводу пыток и плохого обращения в отношении М.Гусейнова.

Проверка была поручена следователю Следственного Управления Прокуратуры города Баку Хафизу Алиеву. 19 января 2017 г. Х.Алиев
вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в виду отсутствия уголовного события.

Адвокаты М.Гусейнова обратились в Сабаильский районный суд с жалобой в порядке судебного надзора и попытались обжаловать необоснованное постановление Прокуратуры города Баку от 19 января 2017 г. Мехман Гусейнов в ходе закрытого судебного заседания рассказал о пытках и плохом обращении, наглядно продемонстрировав имеющийся у него варикоз и места применения электрошока. 

28 марта 2017 года Сабаильский районный суд принял решение об отказе в удовлетворении жалобы и аннулировании постановления Прокуратуры от 19 января 2017 года.


Комментарий юриста-эксперта:

Решение Сабаильского районного суда является незаконным и необоснованным. В постановлении Прокуратуры города Баку указано, что на теле М.Гусейнова имелись следы увечий, на его одежде  - следы крови и что в Управление полиции Насиминского района была вызвана  «Скорая помощь» для оказания Гусейнову медицинской помощи. Врачи, которые были вызваны в Управление, подтвердили диагноз Мехмана (варикоз) в своем заключении. В заключение судебно-медицинской экспертизы от 13 января 2017 года говорится о том, что на теле М.Гусейнова действительно были повреждения. Однако в нем отмечено, что он мог их получить в результате падения. М.Гусейнов утверждает, что когда на него напали 5-6 человек, они свалили его на землю, надели мешок на голову и увели. Повреждения он получил в момент падения на землю.

Следует отметить, что ни в Прокуратуре города Баку, ни в суде не расследовали состояние здоровья М.Гусейнова до задержания, а свидетели, которые видели его накануне задержания, не были допрошены.

Согласно статье 12 Конституции Азербайджана «I. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина, достойного уровня жизни гражданам Азербайджанской Республики - высшая цель государства».  Статья 25 Конституции гласит о том, что «Все равны перед законом и судом». В статье 26 Конституции говорится о том, что «I. Каждый вправе защищать не запрещенными законом способами и средствами свои права и свободы. II. Государство гарантирует защиту прав и свобод каждого».
Согласно статье 41 Конституции «I. Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. III. Должностные лица, скрывающие факты и случаи, которые создают угрозу для жизни и здоровья людей, привлекаются к ответственности в соответствии с законом».

Помимо конституционных норм, пытки и плохое обращение запрещает статья 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Согласно статье 3 Конвенции, «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».Данная норма не имеет исключений, это означает, что ни при каких условиях (войне, борьбе с терроризмом и т.д.) нельзя применять пытки и плохо обращаться с задержанными.

В случае с М.Гусейновым он стал жертвой плохого обращения, что привело к ухудшению состояния его здоровья. Кроме того, государственные органы (прокуратура, суды) не расследовали факты пыток. М.Гусейнов и его защита связывают плохое обращение с его блогерской деятельностью. В данном случае следует отметить, что полицейские часто применяют электрошокер к инакомыслящим журналистам и блогерам.

Следует указать-  граждане Азербайджана регулярно на протяжении последних 22 лет умирают в результате пыток и побоев со стороны сотрудников правоохранительных органов. При этом, несмотря на соответствующее обязательство , взятое Азербайджаном при вступлении в Совет Европы в 2001г, ни один из сотрудников правоохранительных органов не был привлечен к уголовной ответственности за применение пыток.

Факты пыток в стране были расследованы в Европейском Суде по правам человека (ЕСПЧ), который вынес не одно решение по запрету пыток и плохого обращения против Азербайджана :
-Мамедов против Азербайджана(от 11 января 2007 года)
- М.Мурадова против Азербайджана (от 2 апреля 2009 года),
-Лаиджев против Азербайджанa (от 10 апреля 2014 года)

В решении  Европейского суда по правам человека Лаиджев против Азербайджана (пункт 39) говорится: «Суд еще раз повторяет, что статья 3 регулирует одно из основных ценностей демократического общества. Пытки и плохое обращение запрещаются в самых тяжелых условиях, даже в борьбе с терроризмом и организованной преступностью…Для того, чтобы подпасть под действие статьи 3, плохое обращение должно достичь хотя бы минимального уровня жестокости. Оценка этого минимального уровня жестокости зависит от общих обстоятельств дела, в том числе от срока обращения, физических и психических последствий, к которым привело плохое обращение, в некоторых случаях от пола, возраста и состояния здоровья потерпевшего».   

ЕСПЧ во всех своих решениях по факту применения пыток и плохого обращения принципиален.  Процитируем решение ЕСПЧ  по делу гражданина Франции:
«…в случае, если на теле лица, которое было задержано полицией в здравом состоянии, обнаружены повреждения, то правительство должно дать неопровержимые объяснения о происхождении этих повреждений. И если правительство не может объяснить это, то возникает вопрос о нарушении статьи 3 Конвенции» ( из решения ЕСПЧ по делу «Томази против Франции», 27 августа 1992 г. http://www.echr.ru/documents/doc/2461435/2461435.htm)

«Хотя телесные повреждения могут показаться достаточно легкими, они представляют собой свидетельство применения физической силы в отношении лишенного свободы лица, которое, следовательно, находится в неравном положении; подобное обращение носит характер одновременно бесчеловечного и унижающего достоинство» (пункт 113, решения ЕСПЧ «Томази против Франции», 27 августа, 1992 г.
http://www.echr.ru/documents/doc/2461435/2461435.htm).

В деле Мехмана Гусейнова о применении пыток и плохого обращения имеются все вышеперечисленные признаки.
Таким образом, суд, отклонив жалобу М.Гусейнова о расследовании пыток и плохого обращения, вынес не обоснованное законом решение. Из обстоятельств дела видно, что полиция, а в дальнейшем и суды, не расследовали упомянутые факты и отклонили жалобу без указания неопровержимых объяснений и доказательств, при том, что бремя доказывания лежало именно на них.