ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ

Анализ правонарушений на суде Гезяль Байрамлы.



Бакинский Апелляционный Суд, Уголовная Коллегия
Дело №4(103)-298/2017
2 июня 2017 года
Председательствующий судья : Абид Абдинбеков
Судьи: Ризван  Сафаров, Гаиль Магеррамов
Следователи Государственной Пограничной Службы:
Рамиз Алвердиев, Мубариз Мамедов
Обвиняемая: Гезяль Байрамлы
Защитники: Эльчин Садыгов, Бахруз Байрамов, Асабали Мустафаев

Гезяль Байрамлы - заместитель председателя оппозиционной партии Народный Фронт Азербайджана, член Национального Совета Демократических Сил 25 мая 2017 г. при переходе границы Грузии  и Азербайджана была задержана сотрудниками Государственной Пограничной Службы Азербайджана в Газахском районе  АР
на пропускном пункте «Шыхлы».

По свидетельству Г.Байрамлы, около 20.40 проходя границу, она подошла к пункту паспортного контроля. Там ей сообщили, что система не работает. Спустя некоторое время система заработала. После того, как ее паспортные данные ввели в систему, ее попросили пройти в комнату досмотра. Не дойдя до зоны таможенного контроля, ее вместе с вещами в сопровождении сотрудников пограничной службы привели в комнату досмотра. По словам  Г.Байрамлы, во время прохождения не освещенной части пути она почувствовала, что ей в сумку что-то подбросили. После этого во время обыска в ее сумке был обнаружен целлофановый пакет с 12 тысячами долларов США. Г.Байрамлы заявила, что это не ее деньги.  Однако она была задержана.
На следующий день, 26 мая ее привезли в Баку, около 18.00 она была допрошена в административном здании Государственной Пограничной Службы, после чего ей предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 206.1. (контрабанда) Уголовного Кодекса АР.

Защита, не согласившись с обвинением, подала ходатайство о проведении дактилоскопической экспертизы на наличие отпечатков пальцев Г.Байрамлы на пакете и банкнотах, а также об изъятии видео с камер наблюдения, находящихся на погранично-пропускном пункте «Шыхлы».

Следственный орган Государственной Пограничной Службы, не рассмотрев эти ходатайства, обратился в суд с представлением об аресте Г.Байрамлы.

26 мая 2017 г. около 23.30 Сабаильский районный суд города Баку рассмотрел представление следственного органа об аресте. Защита еще раз подала ходатайства о назначении дактилоскопической экспертизы и изъятии видео с камер наблюдения, но суд отклонил ходатайства защиты.  Сабаильский районный суд удовлетворил представление следователей Государственной Пограничной Службы об аресте и вынес постановление о применении меры пресечения  Г.Байрамлы в виде лишения свободы
сроком на 3 месяца.

Защита, не согласившись с данным постановлением, подала апелляционную жалобу.
2 июня 2017 г. Бакинский Апелляционный Суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы и оставил постановление Сабаильского районного суда города Баку от 26 мая 2017 года без изменений.


Комментарий юриста-эксперта:

Постановление Бакинского Апелляционного Суда
является незаконным и необоснованным. С 1 сентября 2000 года уголовно-процессуальные вопросы регулируются Уголовно-Процессуальным Кодексом Азербайджанской Республики (УПК АР). К «предупреждающим мерам» или «мерам пресечения» относятся домашний арест, залог, подписка о невыезде, личное поручительство, поручительство организации, сдача под контроль полиции, под наблюдение комендатуры, отстранение от должности и самая жесткая мера - арест (статья 154 УПК АР). Принимая решение о применении меры пресечения, компетентный орган должен рассмотреть: имеются ли «достаточные основания полагать», что обвиняемый скроется во время следствия или суда, продолжит преступную деятельность или воспрепятствует установлению истины по делу (статья 155.1 УПК АР), а также принять во внимание тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его профессию, возраст, состояние здоровья, семейное положение и иные обстоятельства (статьи 155.2.1., 155.2.2. УПК АР). Содержание под стражей не должно быть абстрактным. Постановления об аресте должны быть четко регламентированы.

В постановлении об аресте Г.Байрамлы указаны следующие основания:
- сокрытие от органа, осуществляющего уголовный процесс;
- совершение вновь деяния, предусмотренного уголовным законом, или представление опасности для общества;
-  неявка без уважительной причины по вызовам органа, осуществляющего уголовный процесс, либо уклонение иным путем от привлечения к уголовной ответственности и отбывания наказания.

В постановлении также указано, что при избрании меры пресечения суд первой инстанции руководствовался тем, что преступление, в котором обвиняется Г.Байрамлы, подпадает под категорию тяжких, санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы, больше 2-х лет.

Согласно статье 28 Конституции Азербайджанской Республики:
«I. Каждый имеет право на свободу.

II. Право на свободу может быть ограничено только в предусмотренном законом порядке путем задержания, заключения под стражу или лишения свободы».
Согласно статье 5 п. 1. Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в случаях и в порядке, установленном законом».

Императивным требованием статьи 5 Европейской  Конвенции является презумпция свободы.

Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) в решении по делу «Пшевечерский против Российской Федерации» от 24 мая 2007 года отмечает, что, вероятность того, что обвиняемый скроется или продолжит преступную деятельность … не может оцениваться исключительно с абстрактной точки зрения. Она должна рассматриваться со ссылкой на ряд других существенных факторов, которые могут либо подтвердить наличие риска побега или повторного совершения преступления, либо продемонстрируют указанный риск таким незначительным, что он не сможет оправдать содержание заявителя под стражей до суда» (пункт 67).

«…Перекладывание бремени доказывания в таких вопросах на задержанное лицо равнозначно уничтожению» права на свободу (пункт 66) (https://www.lawmix.ru/vas/112241).

В решение ЕСПЧ по делу «Лабита против Италии» от 6 апреля 2000 года сказано, что «именно национальные судебные органы власти обязаны в первую очередь обеспечить, чтобы в конкретном деле содержание обвиняемого под стражей не превысило требование разумного срока. В этой связи они должны рассмотреть все обстоятельства, свидетельствующие за или против наличия явного требования общественного интереса, оправдывающего с должным учетом принципа презумпции невиновности отступление от правила уважения свободы личности, и отразить это в своих решениях, отклоняющих ходатайство об освобождении из-под стражи» ( http://www.srji.org/resources/search/3/).

Суды были обязаны проанализировать личную ситуацию обвиняемой более тщательно и привести особые причины для содержания ее под стражей. Однако, как видно, суды ограничились только общими и абстрактными фразами в постановлении об избрании меры пресечения.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О практике применения законодательства судами при рассмотрении представлений об избрании меры пресечения в виде ареста в отношении обвиняемых» от 3 ноября 2009 года есть рекомендации о принятии во внимание всех обстоятельств дела, а также личности обвиняемого.

Постановление  же
суда об избрани меры пресечения Г.Байрамлы основано не на фактах и конкретных обстоятельствах дела, а на предположениях.

Таким образом, из выше изложенного следует, что суды при избрании самой жесткой меры пресечения  в отношении Г.Байрамлы нарушили нормы Конституции АР,  уголовно-процессуального права АР, статью 5(1) (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, не приняли во внимание обязательность решений Европейского Суда по правам человека.
Апелляционный Суд оставил
Гезяль Байрамлы в заключении