ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ

Анализ правонарушений на судебном процессе
Фуада Ахмедли



Бакинский Суд  по тяжким преступлениям
Дело 1(101)-680/2017
16 июня 2017 года
Председательствующий: Фикрет Гарибов
Судьи: Расим Садыгов, Афган Гаджиев 
Прокурор :  Анар Тарвердиев
Обвиняемый: Фуад  Ахмедли
Защитник: Асабали  Мустафаев
Потерпевшие: Мухаммад Гулиев, Самир Халилов, Айнур Алиева

Фуад Ахмедли, председатель Хатаинского отделения Комитета Молодежи  оппозиционной Партии Народный Фронт Азербайджана. 25 декабря 2015 г.  Ф.Ахмедли был задержан сотрудниками полиции на рабочем месте. В этот же день в 20.00  Хатаинский районный суд города Баку вынес постановление об аресте Ф.Ахмедли сроком на 10 суток. Ему вменялась статья 310.1. (злостное неповиновение законному требованию сотрудника полиции или военнослужащего пpи исполнении обязанностей по охране общественного порядка) Кодекса об административных правонарушениях Азербайджанской Республики. По словам самого  Ф.Ахмедли, 23 декабря 2015 г. в социальных сетях он написал критикующий власти статус и его наказывают  именно  за этот статус. 

18 августа 2016 года Ф.Ахмедли вновь был задержан на своем рабочем месте в ООО «Азерфон», где он работал оператором. В момент его задержания у него в доме уже проводился обыск. По версии следствия, во время обыска в его доме были найдены книги Фатуллаха Гюлена, диски, религиозная литература, а также документы о связях с лицами,  которых называют «Слуги имамов» (“Hizmət imamları”). Защита утверждает, что все , изъятое из квартиры Ахмедли,  было подброшено в квартиру сотрудниками следственных органов. Фуада Ахмедли обвинили в совершении преступлений, предусмотренных статьями 302 (нарушение законодательства об оперативно-розыскной деятельности) и 308 (злоупотребление служебными полномочиями) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР). Следствие по делу проводил следователь Управления по тяжким преступлениям Генеральной прокуратуры Мехти Мирзоев. После ареста Государственная Служба Безопасности (ГСБ) и Генеральная прокуратура распространили совместное заявление о том, что Ф.Ахмедли, работающий оператором в центре принятия звонков мобильной компании ООО «Азерфон», передавал личные данные и места нахождения определенных лиц. 18 августа 2016 г. Насиминский районный суд города Баку  вынес постановление  в отношении Ф.Ахмедли о применении  к нему меры пресечения в виде лишения свободы сроком на 4 месяца.

6 января и 3 марта 2017 года Насиминский районный суд города Баку дважды продлевал срок меры пресечения, каждый раз еще на 3 месяца.

Сразу после ареста Ф.Ахмедли был помещен в Следственный Изолятор Государственной Службы Безопасности (ГСБ). 6 марта 2017 г. он был переведен в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции,  где был второй раз  допрошен (первый раз он был допрошен при задержании).

Судебный процесс по делу Фуада Ахмедли начался 13 апреля 2017 года. Ф.Ахмедли был помещен в стеклянную камеру в зале суда. Защита заявила о том, что о дате подготовительного заседания ей сообщили только за сутки до заседания. Ни защитник, ни обвиняемый не получили извещение о дате заседания. Судебная коллегия огласила состав суда и анкетные данные обвиняемого, затем назначила подготовительное слушание на 25 апреля 2017 г. В ходе заседания защита обратилась к суду с двумя ходатайствами, одно из которых касалось прекращения уголовного дела, а второе - изменения меры пресечения и избрания меры пресечения, не связанной с арестом. Суд отклонил оба ходатайства. В ходе судебного следствия защита подала ходатайства о проведении видео и аудио съемки, об истребовании дополнительных доказательств и допросе дополнительных свидетелей, в том числе исполнительного директора ООО «Азерфон» Кента Макнели. Все ходатайства были отклонены. 

В ходе судебного следствия защита заявила о том, что потерпевшие по делу были  объявлены  и признаны только в апреле 2017 г., то есть в течение 8 месяцев, пока шло следствие, потерпевших по делу не было. Потерпевший Мухамед Гулиев заявил, что не знаком с обвиняемым и не имеет никаких претензий и жалоб к нему. М.Гулиев находился в розыске по делу о мошенничестве. Потерпевший Самир Халилов также в устной и в письменной форме обратился к суду с просьбой о том, чтобы он был исключен из списка потерпевших, так как не понес какого-либо ущерба и не имеет жалоб и претензий к Ф.Ахмедли.  Оба потерпевших заявили, что они узнали о том, что привлечены к делу  Ф.Ахмедли в качестве потерпевших, только после того, как были  вызваны в следственные органы.

Потерпевшая  Айнур Алиева, ныне проживающая в Турции, не была допрошена в суде. Ее показания были оглашены председательствующим. Защита выразила недовольство по этому поводу и просила суд исключить показания А.Алиевой из списка доказательств по той причине, что ни защите, ни обвинению не была предоставлена возможность ее допросить, а это нарушает принцип состязательности. На заседании 6 июня 2017 года защитник обратился с ходатайством,  с просьбой о том, чтобы в ООО «Азерфон» был оправлен запрос о том, исполнял ли Ф.Ахмедли полномочия, имеющие правовые последствия. 

Фуад Ахмедли не признал себя виновным по предъявленным обвинениям, назвал свой арест политически мотивированным, так как он является одним из ярких активистов оппозиционной партии и всегда открыто выражает свою гражданскую позицию,  резко критикует политику властей.

Прокурор, выступив с речью на судебных прениях, просил суд признать Ф.Ахмедли виновным в предъявленных обвинениях и приговорить его к  7 годам лишения свободы.

Защита отрицала все обвинения, называя арест политически мотивированным, а уголовное дело полностью сфальсифицированным.

16 июня 2017 года Бакинский суд по  тяжким преступлениям переквалифицировал статью 308.2 (злоупотребление служебными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия) на статью 308.1. (злоупотребление служебными полномочиями без отягчающих обстоятельств) УК АР и приговорил Фуада Ахмедли к 4 годам лишения свободы.

Комментарий юриста-эксперта:


Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Суд ограничился лишь тем, что переквалифицировал статью 308.2. на статью 308.1. УК АР. Согласно приговору суда, Ф.Ахмедли, использовав свои служебные полномочия, в скрытой форме, с использованием технических средств, предназначенных для получения информации, собрал личные данные ряда клиентов, передал их посторонним лицам, тем самым осуществил  незаконно оперативно-розыскные мероприятия, нанеся значительный ущерб трем гражданам,  нарушил права 3-х лиц. К примеру, если предположить, что Ф.Ахмедли, используя свое служебное положение, передал посторонним лицам номера телефонов некоторых клиентов, этого факта не достаточно для привлечения его по статьям 302.2. и 308.2. УК АР. Для привлечения к ответственности по указанным статьям УК в действиях Ф.Ахмедли должны были обнаружить следующее:
· незаконное проведение оперативно-следственных мероприятий;
· получение конфиденциальных личных данных о потерпевших;
· сбор конфиденциальных личных данных с использованием технических средств, предназначенных для получения информации скрытым путем;
· передача этих данных посторонним лицам и нарушение прав и интересов потерпевших, нанесение указанными  действиями значительного вреда потерпевшим;
· субъект должен быть должностным лицом.

В связи с этим следует указать, что действия Ф.Ахмедли никак нельзя расценивать как оперативно-розыскные, так как в его обязанности входило оказание информационного сервиса клиентам. У него не было необходимости в том, чтобы незаконно использовать какую-либо технику для передачи данных клиентам.  Ежедневно и ежечасно операторы собирали информацию и пересылали ее по нужным адресам. Это входит в  обязанности всех операторов. По логике следствия, тогда они все должны были быть привлечены к уголовной ответственности. Действия Ф.Ахмедли не подпадали под характер оперативно-розыскных мероприятий.

Согласно статье 5.3. Закона «О персональных данных», «к категории общедоступных персональных данных относятся данные о субъекте, обезличенные в установленном порядке, открытые им самим, либо внесенные с его согласия в информационные системы, созданные для общего пользования. Фамилия, имя и отчество лица относятся к постоянно общедоступным персональным данным. Обеспечение конфиденциальности персональных данных общедоступной категории не требуется». Из материалов уголовного дела видно, что ООО «Азерфон» заключает договоры с клиентами, клиенты предоставляют персональные данные организации, тем самым выражают свое согласие на использование этих данных.

Согласно статье 38.2. Закона «О получении информации», личной информацией является совокупность данных относительно личной и семейной жизни. Ограничения о получение информации указаны в самой статье. В этот список не включены имя, фамилия, отчество, а также адрес лица. О том, что данные, которые, по версии следствия, якобы передавал Ф.Ахмедли, были конфиденциальные, в уголовном деле не было никаких доказательств. Таким образом, за передачу этих данных, этой информации нельзя, недопустимо привлекать к уголовной ответственности.

В этой связи следует указать, что если даже и имела место передача данных, то это могло привести к дисциплинарной ответственности со стороны ООО «Азерфон». Допрошенное в качестве свидетеля ответственное лицо компании Шаин Эфендиев показал, что в компании такие случаи неоднократно случались. К нарушителям были применены дисциплинарные меры. Этот факт еще раз доказывает, что в действиях Ф.Ахмедли нет состава преступления. 

Весьма важный момент касается применения технических средств, которые якобы, использовались для получения персональных данных. Ф.Ахмедли использовал оборудование (компьютеры), на котором работают и другие операторы. Это оборудование предназначено для хранения информации, а не для поиска информации. Суд, не имея никаких доказательств, никаких оснований признал оборудование ( компьютеры), которое  использовалось  десятками операторов, как оборудование, предназначенное для поиска информации. 

Защита заявила суду о нарушении статьи 6(2) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, в которой говорится: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком». 19 августа 2016 года Государственная Служба Безопасности и Генеральная прокуратура распространили заявление об официальной версии следствия, назвав имя Ф.Ахмедли и обвинив его в совершенном преступлении.

Таким образом, была нарушена Презумпция невиновности, которая также закреплена в статье 23 Конституции  Азербайджана и в статье 21 Уголовного Процессуального Кодекса Азербайджана.

В решение ЕСПЧ по делу Фатуллаев против Азербайджана от 22 апреля 2010 года было признано нарушение статья 6(2) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Вот, что указано  в пункте 159 решения ЕСПЧ:  «Суд напоминает о том, что п.2 Статьи 6, в её соответствующем толковании, направлена на предотвращение дискредитации справедливого уголовного процесса в форме компрометирующих утверждений, сделанных в непосредственной связи с этим процессом.  Презумпция невиновности, закреплённая в пункте 2 Статьи 6, является одним из элементов справедливого уголовного суда, и требование её соблюдения указано в пункте  1 (см. дело Аленэ де Рибемон, упомянутое выше, § 35).  Этот принцип не только воспрещает самому суду делать поспешные выводы о том, что человек, которому «предъявлено уголовное обвинение»,виновен до того, как его вина была установлена в законном порядке (см. «Минелли против Швейцарии» (Minelliv. Switzerland), 25 марта 1983 г., § 38, Серия № 62), но также распространяется на утверждения, сделанные другими должностными лицами, о предстоящих уголовных расследованиях, которые дают общественности основания считать подозреваемых виновными и содержат оценку фактов дела до рассмотрения их компетентной судебной инстанцией (см. дело Аленэ де Рибемон, упомянутое выше, § 41, и «Дактарас против Литвы»(Daktaras v. Lithuania), № 42095/98, §§ 41-43, ЕСПЧ 2000-X).  Суд подчёркивает, что п.2 Статьи  6 не запрещает властям информировать общественность об осуществляемых уголовных расследованиях, но требует делать это с максимальной осторожностью и осмотрительностью необходимыми для соблюдения принципа презумпции невиновности (см. дело Аленэ де Рибемон, упомянутое выше, §38)».

(http://www.mmdc.ru/praktika_evropejskogo_suda/praktika_po_st10_evropejskoj_konvencii/europ_practice6/)

http://hudoc.echr.coe.int/eng#{"dmdocnumber":["866824"],"itemid":["001-98401"]}

И последнее, о чем следует сказать, являлся ли Ф.Ахмедли должностным лицом, так как ему было предъявлено обвинение по статье 308.2. УК АР, субъектом которой должно быть должностное лицо.

Так, согласно Постановлению Пленума Конституционного Суда Азербайджанской Республики «О толковании понятия «должностное лицо», предусмотренное в части «Замечание» в статье 308 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики» от 19 июля 2013 года:

Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями характеризуется совокупностью необходимых признаков:
- деяние в виде использования должностным лицом своих служебных полномочий, противоречащее служебным интересам;
- результат нанесения значительного ущерба правам и законным интересам физических и юридических лиц , либо интересам общества,  либо государства, охраняемым законом;
-  причинная связь между деянием и следствием.

В уголовном деле нет каких-либо доказательств, подтверждающих то, что Ф.Ахмедли являлся должностным лицом. 

Как видно из анализа уголовного дела, Ф.Ахмедли не является субъектом статей, которые ему были инкриминированы, суд первой инстанции вынес незаконный и необоснованный приговор и нарушил ряд норм национального и международного права, а также прецеденты Европейского Суда по Правам Человека.
Суд по тяжким преступлениям вынес приговор Фуаду Ахмедли