ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ
Сабаильский районный суд вынес
приговор Фаигу Амирову

Анализ правонарушений на судебном процессе Фаига Амирова




Сабаильский районный суд города Баку



Дело №1(009)-122/2017
24 июля 2017 года
Судья: Айтан Алиева
Государственный обвинитель: Вюсал Абдуллаев
Обвиняемый: Фаиг Амиров
Защитники: Фахраддин Мехтиев, Агиль Лаиджев
Представитель Министерства Налогов Азербайджана: Эльчин Рзаев


Фаиг Амиров являлся директором по распространению оппозиционной газеты «Азадлыг» («Свобода»), членом оппозиционной партии Народный Фронт Азербайджана (НФА) и помощником председателя партии НФА. В июле 2016 года он сообщил прессе о том, что его преследуют неизвестные лица и он обратился по этому поводу в полицию.

20 августа 2016г. он был задержан по обвинению в разжигании национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды при использовании своих служебных полномочий -статья 283.2.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР)). По словам защиты и самого Амирова, сотрудники органа следствия отобрали у него ключи от его машины и провели в ней обыск. По версии следствия, в машине, принадлежащей Фаигу Амирову, были найдены книги Фатуллаха Гюлена (богослов и основатель религиозного движения «Хизмет», с 1999 г. проживает в США, объявлен президентом Турции Р.Эрдоганом в розыск по обвинению в попытке государственного переворота).

22 августа 2016г. Ф.Амирову инкриминировали еще одно обвинение в посягательстве на права граждан под предлогом совершения религиозных обрядов (статья 168.1.УК АР). 22 августа 2016 г. судья Насиминского районного суда города Баку Шалала Гасанова вынесла постановление об аресте Ф.Амирова на период следствия сроком на 3 месяца. 11 ноября 2016 г. арест был продлен еще на 2 месяца до 12 января 2017 г. 6 января 2017 г. срок ареста еще раз был продлен до 12 марта 2017 г. 3 марта 2017г. Насиминский районный суд вновь рассмотрел ходатайство следственного органа и продлил меру пресечения еще на 3 месяца.
После ареста Фаига Амирова газета «Азадлыг» прекратила свой выпуск. 17 апреля 2017г. Ф.Амирову были предъявлены новые обвинения по статьям 213.1. (уклонение от уплаты налогов) и 308 (злоупотребление служебными полномочиями) УК АР. Ф.Амиров не принял выдвинутые против него обвинения и отказался от дачи показаний.

Фаиг Амиров считает, что его арест - политический заказ. Однако вначале под влиянием попытки государственного переворота в Турции следствие пыталось представить его как сторонника и посланника Фатуллаха Гюлена, а позже были выдвинуты обвинения по статьям 213.1. и 308 УК АР. Эти обвинения показали, что целью его ареста является оказание давления на оппозиционную газету «Азадлыг» и остановка выпуска газеты. Именно эта цель и была достигнута.

Защита заявила, что за период следствия не было проведено ни одного следственного действия, по этой причине неоднократное продление срока пребывания под арестом является незаконным и необоснованным.

Уголовное дело в отношении Фаига Амирова было направлено в Сабаильский районный суд и поручено судье Айтан Алиевой. Подготовительное заседание было назначено на 19 мая 2017 года.

На подготовительном заседании 19 мая 2017 года Ф.Амиров был помещен в стеклянную камеру. Защита выступила с двумя ходатайствами: об изменении меры пресечения в виде ареста на меру пресечения в виде домашнего ареста (с учетом проблем со здоровьем у Ф.Амирова) и о прекращении уголовного дела. Суд отказал в удовлетворении обоих ходатайств.

Рассмотрение по делу было назначено на 1 июня 2017 года. Адвокат Амирова Фахраддин Мехтиев обратился к суду с ходатайством о том, чтобы обвиняемый был отпущен из стеклянной камеры и посажен рядом с адвокатами. Ходатайство было обосновано тем, что нахождение обвиняемого рядом со своими адвокатами даст возможность лучше и эффективней проводить защиту, без ограничений советоваться друг с другом. Адвокат также указал на состояние здоровья Амирова. Судья удовлетворил данное ходатайство, однако сотрудники Пенитенциарной службы не сразу согласились исполнить указание судьи. Они обосновывали свой отказ правилами о содержании заключенных, но, тем не менее, решение судьи было исполнено.

Другой адвокат Амирова Агиль Лаиджев обратился к суду с еще одним ходатайством: он просил принести в суд книги, найденные в машине Амирова. Он заявил о том, что автором одной из книг является дядя нынешнего Генерального прокурора Республики Закира Гаралова Захид Гаралов, а автором вступительного слова в другой является представитель президента страны Ильхама Алиева Рашад Меджид. Защита также просила суд пригласить на допрос понятых, участвующих при обыске дома и машины.

Затем государственный обвинитель зачитал обвинительный акт, согласно которому Фаиг Амиров с целью распространения идей Фатуллах Гюлена приобрел и хранил его диски, а также пропагандировал его идеи в газете «Азадлыг». Прокурор также заявил, что Амиров, указав заниженную продажу газеты, уклонился от уплаты налогов в размере 39 тысяч манатов.

В ходе суда Амиров заявил о своей невиновности и не признал обвинение. Он показал: «Все обвинения против меня сфальсифицированы. 20 августа, когда я выходил из дома, ко мне подошли 6 человек. Они представились, но не предъявили удостоверений. Эти люди сказали, что они являются сотрудниками Государственной Службы Безопасности и Министерства Внутренних Дел. Признаюсь, они обращались вежливо. Попросили ключи от машины и телефон. Когда они попросили ключи от машины, я понял, что мне что-то подбросят. Подумал, что это скорей всего будут или наркотики, или оружие. Меня усадили в другую машину, трое из них поехали со мной, а трое других остались около моей машины. Около 45 минут меня возили по городу, а потом привезли в Следственное Управление по делам о тяжких преступлениях Генеральной прокуратуры. Они так рассчитали, что за это время смогут подложить мне что-то в машину. Ключи мне привезли в прокуратуру.

Впоследствии я узнал, что в мою машину подложили книги Фатуллаха Гюлена и диски. Я вообще не читаю книг. Я даже поднял вопрос о том, чтобы провели экспертизу о наличие отпечатков пальцев на этих книгах. Однако они этого не сделали. Я 10 месяцев находился в заключение из-за этих обвинений, но никто ничего не спросил. Имя Фатуллаха Гюлена я впервые услышал во время событий в Турции».

Рассмотрение дела продолжилось 6 июля 2017 года. Прокурор обратился к суду с ходатайством об оглашении показаний свидетелей, которые не пришли в суд. Защита выразила протест и попросила привести свидетелей в принудительном порядке. Судья приняла решение об отклонении ходатайства прокурора и удовлетворила ходатайство защиты. Свидетель Рена Эфендиева в суде показала, что обращалась в газету «Азадлыг» для дачи объявления об утерянных документах и заплатила при этом 2 маната. Фаига Амирова вообще не знает.

12 июля 2017 года защита выявила ложные показания свидетеля Султана Исмайлова. С.Исмайлов на следствии заявил, что в течении нескольких лет давал объявления в газете «Азадлыг». Эти показания он подтвердил в ходе судебного процесса. Он заявил, что с 2010 года до 2015 года за объявления ежемесячно платил по 6-7 манат, оплату он приносил лично в офис газеты, расположенный рядом со станцией метро «Сахил». Защита обнаружила в показаниях свидетеля ложную информацию: с 2006 года редакция газеты «Азадлыг» покинула офис рядом с метро «Сахил» и переселилась в здание Издательства на проспекте Матбуат.

Защита просила суд исключить из списка доказательств показания редактора газеты «Азадлыг» Рагима Гаджиева и сотрудника газеты Хаяла Бабаева. Во время судебного процесса Рагим Гаджиев уже находился в эмиграции. Он покинул страну сразу после допроса по делу Ф.Амирова. Оба свидетеля обратились в суд с заявлениями о том, что показания на следствии были даны ими под давлением, и что они отказываются от них. Находящийся в эмиграции главный редактор газеты Ганимат Захид направил в суд заявление о том, что у Фаига Амирова не было полномочий принимать решения по организационным и финансовым вопросам.

На судебном заседании 14 июля 2017 года двое свидетелей показали, что не знакомы с Ф.Амировым, а двое - что видели его в издательстве. Все они заявили, что размещали объявления в газете «Азадлыг» бесплатно. Несмотря на решение суда о принудительном приводе свидетелей, почти половина их так и не явилась.

17 июля 2017 года адвокат Ф.Амирова заявил суду, что столь интенсивное проведение процесса при анормально жаркой погоде плохо влияет на слабое здоровье Амирова. Обвиняемый согласился с адвокатом и сказал, что испытывает большие трудности при столь частой перевозке из СИЗО на суд.

Защита обратилась в суд с очередным ходатайством о допросе понятых, которые присутствовали при обыске машины. Это были Самира Мамедова и Тазахан Мираламли. Адвокаты заявили, что оба понятых не были допрошены в ходе следствия, поэтому их допрос в суде считают целесообразным. Суд отклонил данное ходатайство.

19 июля 2017 года защита подала еще одно ходатайство о приводе в суд и допросе члена молодежного комитета партии НФА ( также находящегося в заключении) Фуада Ахмедли. В обвинительном заключении было указано, что при обыске квартиры Ф.Ахмедли, у него была найдена тетрадь, где был указан номер телефона Фаига Амирова, а рядом с номером было написано: «Имам Фаиг». Для разъяснения этого момента защита просила привести Фуада Ахмедли в суд и допросить его. Суд отклонил ходатайство. После этого защита выразила протест судье, однако протест также не был принят.

Процесс продолжился выступлением государственного обвинителя. Он поддержал все обвинения против Амирова, заявил о том, что вина Ф.Амирова полностью доказана, просил суд признать его виновным и приговорить к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. После выступления прокурора представитель Министерства Налогов просил суд дать Ф.Амирову также дополнительное наказание в виде уплаты налогов в размере 39 тысяч манатов.

24 июля 2017 года адвокаты выступили с защитной речью, указав на невиновность Амирова, просили суд вынести оправдательный приговор. Также выступил и сам Амиров. Затем судья удалилась в совещательную комнату для вынесения приговора. Суд признал Фаига Амирова виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 213.1. и 283.2.2. УК АР, и приговорил его к 3 годам и 3 месяцам лишения свободы с выплатой налогов в размере 39 тысяч манатов. Производство по ранее предъявленным статьям 168.1. и 308 УК АР было прекращено.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Согласно статье 351.2. Уголовно-процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР), обвинительный приговор суда не может быть основан на предположениях и выносится лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого была доказана. В ходе судебного процесса вина обвиняемого не была доказана. Приговор был вынесен с нарушениями.

Согласно статье 283 УК АР, разжиганием национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды при использовании своих служебных полномочий являются действия, направленные на возбуждение национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды, унижение национального достоинства, а равно действия, направленные на ограничение прав граждан, либо установление превосходства граждан по признаку их национальной или расовой, социальной принадлежности, отношения к религии, если эти деяния совершены публично, в том числе с использованием средств массовой информации.

Из текста статьи видно, что одним из важных признаков наличия данного преступления является способ совершения преступления. Одним из непременных условий преступления считается распространение сведений, призывов в средствах массовой информации. Этого условия в деле Фаига Амирова не было. Изъятые в машине Ф.Амирова диски также не содержат какой-либо информации о действиях, направленных на разжигание какой-либо вражды.
Что касается статьи 213 УК АР, тут следует отметить несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Фаиг Амиров работал директором по распространению газеты «Азадлыг». Из трудового договора, заключенного с Ф.Амировым, видно, что у него не было распорядительно-организационных и финансовых функций. Главный редактор газеты Ганимат Захид и редактор Рагим Гаджиев в своих официальных обращениях в суд показали, что Фаиг Амиров не имел каких-либо полномочий по уплате налогов, а, следовательно, не может нести ответственности за уплату налогов.

В подсчете задолженности по налогам также имелись противоречия. Сотрудники по распространению газеты, допрошенные в суде в качестве свидетелей, показали, что они согласно договору по оказанию услуг, оставляли у себя по 30-35% от продажи газеты. Однако этот факт не был принят во внимание при проверке и подсчете налоговой задолженности. В счет задолженности были включены те 30-35%, которые продавцы оставляли себе. Таким образом, в действиях Фаига Амирова нет ни состава преступления, ни преступного деяния.

В ходе судебного следствия защита неоднократно обращала внимание на состояние здоровья Фаига Амирова. Как указывалось выше, судебный процесс проводился очень интенсивно и попал на самое жаркое время года. Состояние обвиняемого с каждым разом все более ухудшалось из-за духоты в машине для перевозки заключенных. Согласно пункту 50.2. Европейских Пенитенциарных Правил, запрещается транспортировка заключенных в плохо вентилируемых и освещенных транспортных средствах или условиях, причиняющих им излишние физические страдания или унижающих их.

Также очевидно нарушение статьи 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, согласно которой «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) утверждает, что плохое обращение должно достичь минимального уровня жестокости. Оценка этого минимального уровня жестокости зависит от всех обстоятельств дела (пункт 100 Постановления по делу Городничев против России, 24 мая 2007 года).

http://echr.ru/documents/doc/2465023/2465023-001.htm (на русском языке)
http://hudoc.echr.coe.int/eng#{"itemid":["001-80611"]} (на французском языке)

В деле Фаика Амирова также налицо нарушение статьи 6 пункт 1 Европейской Конвенции. В соответствии с этим пунктом статьи «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Рассмотрение уголовного дела не было беспристрастным, независимым и справедливым.

Кроме того, было допущено грубое нарушение статьи 6 пункт 2 Европейской Конвенции. В этом пункте говорится: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком».

20 августа 2016 года Министерство Внутренних Дел, Генеральная прокуратура и Государственная Служба Безопасности распространили совместное заявление, о том, что Фаиг Амиров обвиняется в совершении преступления, предусмотренного статьей 283.2.2. УК АР, и в связях с Фатуллахом Гюленом. Следует отметить, что 15 июля 2016 года в Турции была попытка государственного переворота, в которой турецкие власти обвинили Фатуллаха Гюлена. Власти Азербайджана соответственно стали обвинять представителей оппозиции в связях с Ф.Гюленом.

Согласно пункту 35 Постановления ЕСПЧ «Аллене де Рибемон против Франции» от 10 февраля 1995 года : «Презумпция невиновности, закрепленная в п. 2 статьи 6, является одним из элементов справедливого судебного разбирательства, о котором говорит п. 1 той же статьи (см., в частности, постановление по делу Девеер против Бельгии от 27 февраля 1980 г. Серия А, т. 35, стр. 30, п. 56 ). Этот принцип нарушается, если суд объявит обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана. (см. вышеупомянутое дело«Аллене де Рибемон против Франции», стр. 18, п. 37)».
http://europeancourt.ru/uploads/ECHR_Allenet_De_Ribemont_v_France_10_02_1995.pdf (на русском языке)
http://factcheck.ge/wp-content/uploads/2017/02/pdf-1.pdf (на английском языке)

В пункте 38 Постановления ЕСПЧ также указано: «Свобода выражения своего мнения, гарантируемая статьей 10 Конвенции, распространяется и на свободу получения и распространения информации. Следовательно, статья 6 п. 2 не может препятствовать властям информировать общественность о ведущихся уголовных расследованиях, но она требует, чтобы власти делали это сдержанно и деликатно, как того требует уважение презумпции невиновности».

Из выше описанного следует, что при рассмотрении уголовного дела Фаига Амирова были грубо нарушены нормы национального и международного права, а также прецеденты Европейского Суда по правам человека.