ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ
Апелляционный Суд оставил Азиза Оруджева в заключении

Анализ правонарушений на суде Азиза Оруджева



Бакинский Апелляционный Суд, Уголовная Коллегия
Дело №4(103)344/17
29 июня 2017 года
Председательствующий судья:
Фаиг Гасымов
Судьи:
Сахибхан Мирзоев, Джамал Рамазанов
Следователь Следственного Управления по тяжким преступлениям Генеральной прокуратуры Азербайджана: Рамиг Бабаев
Обвиняемый: Азиз Оруджев

Защитники: Джавад Джавадов, Эльчин Садыгов

Азиз Оруджев, руководитель интернет-телевидения «Канал 13», журналист, 2 мая 2017 года был задержан по обвинению в совершении административного проступка, предусмотренного статьей 535.1. (неподчинение законному требованию сотрудника полиции) Кодекса об административных правонарушениях Азербайджана. Насиминский районный суд города Баку признал его виновным и приговорил к 30 дням заключения.
Срок заключения истекал 1 июня 2017 года. В этот же день ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 192.2.2. (незаконное предпринимательство с извлечением дохода в крупном размере) и 308.1 (злоупотребление должностными полномочиями) Уголовного кодекса Азербайджана (УК АР). 1 июня 2017 года Насиминский районный суд города Баку вынес постановление об избрании меры пресечения Азизу Оруджеву сроком на 4 месяца. А.Оруджев был помещен в Бакинский Следственный Изолятор №1.

Адвокаты А.Оруджева обратились в Насиминский районный суд с ходатайством заменить заключение в СИЗО на домашний арест либо отпустить под залог. 15 июня 2017 года Насиминский районный суд (судья
Бабек Панахов) вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.
Не согласившись с данным постановлением, защита подала апелляционную жалобу.
29 июня 2017 года Бакинский Апеллляционный Суд вынес постановление об отказе в удовлетворении апелляционной жалобы и оставил постановление суда первой инстанции от 15 июня 2017 года в силе.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное постановление является незаконным и необоснованным. Согласно статье 163.1. Уголовно-процессуального Кодекса Азербайджана (УПК АР), домашний арест в качестве меры пресечения состоит в наложении установленных судебным постановлением ограничений на свободу и ряд других прав обвиняемого без содержания его под стражей и без полной изоляции от общества. Статья 163.2. УПК АР гласит: «Вопрос об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста может быть рассмотрен судом по ходатайству стороны защиты только как замена принятого постановления об избрании меры пресечения в виде ареста».

Вышеуказанные ограничения могут быть следующими: запрещение покидания места жительства полностью или в определенное время (статья 163.3.1. УПК АР), запрещение телефонных переговоров, почтовых отправлений и использования других средств связи (статья 163.3.2. УПК АР), запрещение общения с определенными лицами и принятия дома каких-либо лиц (статья 163.3.3. УПК АР), возложение обязанности применения электронных контрольных средств, их ношения и обслуживания работы этих средств (статья 163.3.4. УПК АР), возложение обязанности отвечать на контрольные телефонные звонки или другие контрольные сигналы, звонить, либо являться лично в орган, осуществляющий надзор за поведением обвиняемого (статья 163.3.5 УПК АР), взятие под наблюдение обвиняемого или места его жительства, а также охрана полицией его дома, квартиры или иного отведенного ему для проживания места (статья 163.3.6. УПК АР), принятие иных мер, обеспечивающих надлежащее поведение обвиняемого и его неполную изоляцию от общества (статья 163.3.7. УПК АР).

Домашний арест является физически-принудительной мерой пресечения, сопряженной с принудительным пребыванием обвиняемого, подозреваемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц. При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде. Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения); выходить из жилого помещения без сопровождения. В силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное помещение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует "содержание под стражей". При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц (Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-4/glava-13/st-107-upk-rf/kommentarii).

В постановлении Бакинского Апелляционного суда от 29 июня 2017 г. указано, что А.Оруджев обвиняется в тяжких преступлениях, поэтому его невозможно отпустить под домашний арест. В постановлении не говорится ни слова об ограничениях, указанных в статье 163 УПК АР, и о том, почему они не применимы в отношении Азиза Оруджева.

В статье 157.1. УПК АР
указано : «В соответствии с презумпцией невиновности лицо не может быть заключено под стражу или содержаться без необходимости под стражей, если не доказана его причастность к совершению деяния, предусмотренного уголовным законом». В судебных постановлениях об аресте А.Оруджева не было конкретных доказательств его причастности к уголовному делу. Суды даже не рассмотрели альтернативные меры пресечения, не связанные с арестом. Суды должны были привести доводы, почему в отношении обвиняемого не может быть применена мера пресечения, не связанная с арестом.

Согласно статье 28(1) Конституции Азербайджанской Республики «каждый имеет право на свободу». В пункте 2 данной статьи говорится о том, что это право может быть ограничено только в порядке, предусмотренном законом, путем задержания, ареста и т.д. Помимо конституционной нормы данное право закреплено и в статье 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Согласно этой статье «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом: с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения».
3 ноября 2009 года Пленум Верховного Суда АР принял Постановление «О практике законодательства, применяемой судами, при рассмотрении представлений, связанных с избранием меры пресечения - ареста в отношении обвиняемых лиц».
В этом Постановлении указано: «Стало известно, что при применении законодательства суды допускают ряд нарушений, в частности, не проверяется всесторонне обоснованность поданных представлений, в постановлениях не комментируются основания, по которым избирается самая жесткая мера пресечения - арест, как это предусмотрено статьей 154.2. УПК; в постановлениях употребляются общие фразы относительно скрытия обвиняемого от органа уголовного преследования, создания помех нормальному ходу следствия, неявки в орган, осуществляющий уголовный процесс; не имеется ссылки на какие-либо фактические обстоятельства, подтверждающие данные предположения». Как видим, Пленум Верховного Суда АР засвидетельствовал нарушение законодательства по данному вопросу и необоснованность вынесенных постановлений. В Постановлении указано, что суды не принимают во внимание практику Европейского Суда. Для того, чтобы суды правильно применяли закон и обосновывали свои постановления, судам было поручено проверять возможность избрания различных мер пресечения, а в случае, если представление об избрании меры пресечения в виде лишения свободы, удовлетворяется, в нем должны быть указаны причины, по которым невозможно применение меры пресечения, не связанной с арестом.

Решение Бакинского Апелляционного Суда от 29 июня 2017 г. свидетельствует: по прошествии лет ситуация в судах не изменилась и суды, как и прежде, удовлетворяют необоснованные ходатайства следственных органов об избрании самой жесткой меры пресечения и отказывают в удовлетворении ходатайств защиты об изменении меры пресечения, не связанной с арестом.